Главная » Статьи » Лингвистика » Языки

Даргинские языки

Дарги́нские языки — ветвь нахско-дагестанских языков. Распространены среди даргинцев: на традиционной территории их проживания (в северо-восточной части горного Дагестана (Россия) — в Акушинском, Буйнакском, Сергокалинском, Левашинском, Дахадаевском, Кайтагском, Карабудахкентском и Агульском районах) и на равнине, куда после 1950-х гг. переселилась значительная их часть. Общее число говорящих на даргинских языках 485 705 человек (2010, перепись). Отдельные даргинские языки в переписи не учитываются; ниже приводятся оценки (2002) численности говорящих на них для традиционных территорий их распространения (в целом составляющие около половины от общего числа). На Украине число носителей даргинского языка 409 человек. На даргинском языке издаются газеты : Замана, Шила гIямру, Эркиндешличи, Сагаси гьуникад, Бархьдешла гьуни, Хайдакьла зяхIматчи, Мургукла анкъи, а также журналы — Дагъиста хьунул адам, Гьалмагъдеш, Дубурлан и Лачин.

Языки или диалекты

Традиционно даргинские языки считаются диалектами одного языка, хотя фактически представляют собой группу довольно далеко разошедшихся языков.

Официально все даргинские идиомы считаются диалектами единого языка, соответствующему единому народу — даргинцам. Как пишет Н. Р. Сумбатова (2013): «Эта традиция сложилась, очевидно, в двадцатые годы ХХ века — период советской политики „языкового строительства“, когда был создан даргинский литературный язык и даргинская письменность».

Тем не менее, степень различия между отдельными «диалектами» давно бросалась в глаза и даже при традиционном подходе термин «язык» применялся к некоторым периферийным «диалектам»: кубачинскому, мегебскому и кайтагскому.

Уже пробные лексикостатистические подсчёты показали, что фактически даргинский представляет собой целую группу языков, по глубине (минимальный ПС = 68%,) сравнимую с германской или романской. Собственно лингвистические различия между этими идиомами существенны на всех языковых уровнях. В первом достаточно подробном анализе было выделено 11 языков. По мере поступления новых данных классификация даргинских языков уточнялась. Сначала число выделяемых языков было увеличено до 17 языков; затем их число сократилось до 12-13. По мере дальнейшей полевой работы возможны новые изменения.

Взаимопонимание отсутствует между многими идиомами. Носители соседних идиомов часто пассивно знают язык друг друга и общаются по принципу «каждый на своём». Знание литературного языка среди даргинцев развито довольно слабо, и он, «как правило, не используется как средство коммуникации между носителями разных даргинских идиомов — в большинстве случаев в этой роли выступает русский», поэтому носители не соседних и/или более далёких даргинских языков общаются между собой по-русски.

Сами даргинцы в основном считают свою речь диалектом. Частичным исключением являются кубачинцы, у которых сложилось мнение об этнической исключительности и как следствие — мнение о том, что их речь является отдельным языком

Распространённость

Распространён в Дагестане, Ставропольском крае, Калмыкии, Астраханской области России, а также в отдельных районах Киргизии, Узбекистана, Сирии и Турции.

В России даргинским языком владеют примерно 485,500 человек.

Состав

Состав даргинских языков до конца не установлен. Согласно последним исследованиям:

  • Северо-центральная группа
    • севернодаргинский язык
      • акушинско-урахинское наречие — крупнейшее наречие (83 тыс. в горах), основа литературного языка
        • акушинское наречие
        • даргинский литературный язык
        • урахинский диалект (хюркилинский; 35 тыс.)
      • верхнемулебкинское наречие (1336 ч.) — с. Верхние Мулебки
      • мугинское наречие (ок. 3,2 тыс.) — сс. Муги, Гаджиалалмахи, Шинкбалакада
      • мюрего-губденское наречие (27 тыс.) — 24 селения
    • кадарский (ок. 9 тыс.) — 6 селений.
    • мегебский — ок. 1300 чел., из них в Мегебе (Гунибский район) — 845 чел., также кутан Н.Мегеб в Кизлярском районе.
    • гапшиминский язык — с. Гапшима (1582 ч.; Акушинский район), возможно также включает с. Мегва и Шукта (863 ч.), по которым пока нет данных.
    • усиша-цудахарский язык (цудахарско-усиша-бутринский) — ок. 40 тыс. в традиционных селениях
      • цудахарское наречие
      • усиша-бутринское наречие
    • муиринский язык — ок. 34 тыс. в традиционных селениях.
  • Южная группа — языки этой группы образуют классический языковой континуум, в котором между крайними точками (Ашты и Танты) процент совпадений = 76%, а между соседними селениями процент совпадений не опускается ниже 91 %.
    • танты-сирхинский язык (сирхва-тантынский, сирхинско-тантынский)
      • тантынское наречие — с. Танты (Акушинский р-н), 0,8 тыс. чел.
      • сирхинское наречие (сиргинское, сюргинское; самоназвание: сирхӀва, сирхӀя; Sirhwa) — 57 селений (около 13 тыс. чел.) в Дахадаевском районн (верхний бассейн рек Хулахерк и Кинтуракотты). Многие периферийные сёла совершенно не изучены и могут скрывать неизвестные наречия и даже языки.
    • верхневуркунский язык (амухско-худуцско-кункинский)
      • кункинское наречие (самоназвание: кьункьила; Qunqi) — с. Кунки (781 ч.)
      • худуцкий диалект (самоназвание: худуцӀла; Khuduts) — с. Худуц (517 ч.)
      • амухский диалект (самоназвание: гӀамухъла; Amuq) — с. Амух (238 ч.), видимо также сс. Анклух и Шари (нет данных, все переселились на равнину).
    • санжи-ицаринский язык (нижневуркунский) — единство этого языка под большим вопросом: с одной стороны, процент совпадений между санжинским и ицаринским = 90%, с другой — между санжинским и амузги-ширинским процент совпадений = 90,5 %. То есть возможно, в один язык следует выделять два языка: санжи-амузги-ширинский и ицаринский.
      • санжинское наречие (самоназвание: sanǯi-la; Sanzhi) — ранее с. Санжи, ныне все → с. Дружба (150—200 чел.) Каякентского р-на
      • ицаринское наречие (самоназвание: ицӀарила; Icari, Itsari) — Ицари (209 ч.), → сёла в Кизлярском р-не (ок. 300 семей), возможно также Санакари, Чахрижи.
    • амузги-ширинский язык — фактически открыт московским лингвистом О. Беляевым в ходе полевых работ в 2012—2013 гг.
      • амузгинское наречие — с. Амузги, почти все переселились на равнину.
      • ширинское наречие — с. Шири (112 ч.), остальные переселились на равнину.
    • кубачи-аштынский язык (кубачинский)
      • кубачинское наречие (арбукское, урбукское, зирехгеранское; самоназвание: гӀугъбуганла; Kubachi) — пгт. Кубачи (2781 ч.), ещё несколько тысяч по всей России.
      • аштынское наречие (самоназвание: išt’a-la ʁaj; Ashti) — с. Ашты и с. Дирбаг Дахадаевского района; 725 ч. в горах.
      • сулевкайское наречие — с. Сулевкай → Сулевкент (2129 ч.; север Хасавюртовского р-на). Не исследовано.
  • Чирагский язык — Агульский р-н: Чираг (580 ч.).
  • Кайтагский язык (хайдакский, хайтакский) — 37 селений в Кайтагском р-не (ок. 20 тыс.).

История классификации

П. К. Услар (1892) делил даргинские диалекты на 3 типа:

  • акушинские — акушинский, цудахарский, усишинский, сирхинский, урахинский, мугинскй, муиринский, кадарский и кубачинский;
  • кайтагские
  • вуркунские — предположительно диалекты селений Ашты, Кунки, Худуц, Санжи, Анклух, Амух.

Позднее Быховская (1940) и Абдуллаев (1954) ввели деление на диалекты акушино-урахинского (АУ) и цудахарского типов по наличию/отсутствию геминированных согласных (преруптивов); а Гаприндашвили (1952) — на три группы (акушинские, урахинские и цудахарские). Из южно-даргинских (ЮД) у Абдуллаева упоминаются лишь сургинский (=сирхинский, иногда вкл. Худуц), тантинский, кубачинский (вкл. Сулерки и Амузги), кункинский, амухский. Позднее Гасанова добавила санжинский, ицаринский, чирагский.

Фактически диалекты акушино-урахинского типа — это севернодаргинский язык (за исклением мугинского и верхнемулебкинского), а цудахарского типа — все остальные языки. Ситуация аналогична, например, аварской и китайской.

Наконец 3. Гасанова (1971) отказалась от примитивной бинарной схемы и разделила даргинские диалекты на 13 групп.

Письменность и алфавит

Отдельные надписи на даргинских языках в арабской графике появляются с конца XV века. С 1928 используется письменность на основе латинской, а с 1938 — на основе русской графики. Литературный даргинский язык преподаётся в большинстве школ в традиционных районах проживания даргинцев, однако лишь ограниченно используется для общения между носителями разных даргинских языков, в основном северо-центральных.

Кириллический алфавит был принят в 1938 году. В 1960-е годы была добавлена буква ПI пI.

А а Б б В в Г г Гъ гъ Гь гь ГӀ гӀ Д д
Е е Ё ё Ж ж З з И и Й й К к Къ къ
Кь кь КӀ кӀ Л л М м Н н О о П п ПӀ пӀ
Р р С с Т т ТӀ тӀ У у Ф ф Х х Хъ хъ
Хь хь ХӀ хӀ Ц ц ЦӀ цӀ Ч ч ЧӀ чӀ Ш ш Щ щ
Ъ ъ Ы ы Ь ь Э э Ю ю Я я

Лингвистическая характеристика

Фонология

По сравнению с другими нахско-дагестанскими языками фонетическая система даргинских языков проста.

В них нет шумных латеральных согласных, а во многих языках и лабиализованных. Для части даргинских языков (кубачинского, кайтагского и др.) характерны геминированные согласные, по наличию-отсутствию которых даргинские языки традиционно делились на языки акушинского и цудахарского типа.

Система гласных, включающая, как правило, 4 основные единицы (i, e, u, a), осложняется за счёт фарингализованных фонем. В ряде языков имеется противопоставление по наличию-отсутствию фарингализации, например, в ицаринском (где есть пары a — aI, u — uI), кубачинском (в котором эта оппозиция охватывает всю систему). Долгие гласные возникают, как правило, в результате стяжения; в некоторых языках противопоставление по долготе стало фонематичным. Ударение и просодия изучены слабо. Фарингализация — важный просодический признак. В ряде языков для выражения грамматических значений может использоваться словесное ударение.

Морфология

Имена существительные имеют категории числа, падежа и класса именного. В большинстве даргинских языков представлены 3 именных класса (мужской, женский, неличный); в мегебском языке именных классов четыре (2 женских класса — «матери» и «дочери»). Маркер согласования представлен обычно в глаголе, а также в некоторых прилагательных, местоимениях, наречиях и послелогах. Обычно он входит в состав приставки, реже — суффикса. Помимо грамматических падежей, в даргинских языках представлены от двух (эссив-латив и элатив) до четырёх (латив, эссив, элатив и директив) местных падежей и, как правило, 4-6 локативных серий. В большинстве даргинских языков морфологически различаются локализации «нахождение внутри полого предмета» и «нахождение в сплошной среде», в некоторых представлена типологически редкая локализация «нахождение перед ориентиром», которая может сочетаться с направлением движения; ср. кубач. хъалта-гьа-тталла ‘спереди-дома-вверх’ — хъалта-би-тталла ‘спереди-дома-туда’. 2 формы латива (суперлатив и иллатив), формально относящиеся к локативным падежам, часто имеют свойства грамматических падежей, выполняя ряд функций, типичных для дательного падежа. Множественное число выражается суффиксально, наблюдается также аблаут и омонимия числовых форм.

Система счисления десятичная.

Личные местоимения 1-го лица в ряде языков (чирагском, кайтагском) различают формы инклюзива и эксклюзива, в ицаринском наблюдается формальное совпадение местоимений 1-го и 2-го лица множественного числа.

Глагол во всех даргинских языках образует большое число видо-временных и модальных парадигм. Большая часть глагольных форм представляет собой комбинацию одной из личных форм глагола либо одной из глагольных основ и потенциально отделяемой от глагола частицы, выражающей лицо, время, отрицание, вопрос и т. п. Есть также несколько собственно синтетических форм и аналитических конструкций с личным глаголом в роли вспомогательного элемента. Система неличных форм включает простые и специализированные деепричастия, краткие и полные причастия и несколько отглагольных существительных, в том числе имена действия — герундий и маздар. В некоторых языках имеются спрягаемые формы конъюнктива, которым соответствует инфинитив в остальных даргинских языках Отрицание выражается вспомогательным глаголом или отрицательным префиксом, в ряде языков также редупликацией глагольной основы. Даргинские языки принадлежат к числу немногих нахско-дагестанских языков, имеющих развитое личное согласование. Правила контроля личного согласования сильно расходятся по языкам, но везде, как правило, учитывают лицо основных актантов предложения, иногда также роль семантическую. Имеется морфологический каузатив.

Для даргинских языков характерна типичная для нахско-дагестанских языков эргативная конструкция предложения. Сфера применения аффективной и антипассивной конструкций сравнительно узка.

История изучения

Первые серьёзное исследование одного из даргинских языков (урахинского) было предпринято в конце XIX века П. К. Усларом. Значительный вклад в изучение даргинских языков в XX веке внесли отечественные исследователи Л. И. Жирков, С. Н. Абдуллаев, З. Г. Абдуллаев, Ш. Г. Гаприндашвили, С. М. Гасанова, М.-Ш. А. Исаев, М.-С. М. Мусаев, Р. О. Муталов, С. М. Темирбулатова и, в особенности, А. А. Магометов, а также нидерландская учёная Хельма ван ден Берг. Степень изученности многих даргинских языков недостаточна. Отсутствуют подробные сведения о грамматике большинства из них, нет даргинско-русских словарей.

В последнее время в Москве сложилась рабочая группа лингвистов (Ю. А. Ландер, Н. Р. Сумбатова, Д. С. Ганенков, О. И. Беляев, Н. В. Сердобольская, Г. А. Мороз, Ю. Б. Коряков, М. А. Даниэль, Н. Р. Добрушина и др.), активно работающих с даргинскими языками как по имеющимся описаниям, так и в полевых условиях (экспедиции в Амух, Шари, Кунки, Худуц, Танты, Ашты, Амузги, Кадар и другие селения). Немецкая исследовательница Диана Форкер изучает санжинское наречие.

Категория: Языки | Добавил: Native_Dagestan (11.03.2017)
Просмотров: 173 | Теги: даргинские языки, Даргинцы | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar